Эхо Прошлого

Насвистывая себе под нос какую-то мелодию, название которой вспомнить не мог, и на ходу потягивая кока-колу, я легкой походкой шел домой, чувствуя, как несильный, теплый ветерок обдувал лицо и будто старался расстегнуть пуговицы моей рубашки. День и вправду был отличный. Пора сессий закончилась и, только что на отлично сдав последний экзамен, я мог на два месяца расслабиться, забыть о какой-либо учебе и просто получать удовольствие от жизни.

«Собирались, вроде, на юг поехать компанией — в голове пронеслась мысль — лучше бы куда-нибудь в Европу, конечно: в Прагу, например, или в Амстердам. Но это уже совсем другие расценки, так что, скорее всего, поедем в Сочи… хотя после того, как город был объявлен местом проведения Олимпиады, цены тоже явно в разы выросли. Ладно, там видно будет, все равно в Сочи уже ездили, так что надо придумать что-нибудь новое».

Прокручивание в голове приятных мыслей об отдыхе было прервано знакомым окликом с противоположной стороны дороги.

— Ну ты, блин, глухой — качая головой, поспешил возмутиться высокий плечистый парень с короткими темными волосами «ёжиком», перебежав дорогу, при этом вызвав несколько враждебных сигнальных гудков, на что ответил всему миру известным непристойным жестом среднего пальца.

— Извини, задумался — совершенно беспечно пожал плечами в ответ я — мысли просто в голове.

— Слава Богу, что хоть что-то в голове. Плохо, когда их нет.

— Слышь, че ты хочешь? Я думал у тебя тренировка.

— Так и есть, только я решил не пойти сегодня — криво улыбнулся тот — ну сам подумай: только сдали сессию, какая, нафиг, тренировка. Мне ребята звякнули и сказали, что сегодня гуляем, вон они там.

Я проследил за движением его руки и увидел небольшую компанию парней и девушек, сидящих у дверей одного из многочисленных кафе, вокруг круглого стола с зонтиком и весело о чем-то переговаривающихся. Заметив, что я смотрю в их сторону, несколько человек приветливо махнули мне рукой.

— А мне че не позвонили? — спросил я немного обиженно, не сколько из-за того, что сильно хотел с ними пойти, сколько просто из обиды на сам факт, что обо мне не вспомнили.

— Паша тебе звонил несколько раз, ты не ответил.

Я достал телефон из кармана. Ну да, все верно, на экране светилась надпись «4 пропущенных сообщения», а звонок был переведен в тихий режим, чтобы не дай Бог не зазвонил во время экзамена, вот только включить забыл.

— Ну — с улыбкой посмотрел на меня друг.

— Ла-а-адно — протянул я — претензий нет.

— Спасибо вам, Ваше Величество — вальяжно поклонился здоровяк, привлекая несколько любопытных, веселых взглядов прохожих — а то я уже и не знал, как прощения просить у Вас, уже на колени встать хотели всей компанией.

— А че, это мысль.

— Ага, что еще? Больше ничего не хотите?

— Короче, что у вас там за план на сегодня?

— Сейчас вот мороженое едим, девчонки захотели, потом немного погуляем еще и по домам, переодеваться и в «Экстаз» до утра.

— Да уж, оригинальностью не отличается, но я в деле! Сейчас, правда, я домой, но вечером я с вами, во сколько собираетесь?

— Пока не уверены, часов в девять или десять. Я позвоню тебе за полчаса перед тем, как заехать за тобой.

— Лады — я крепко пожал протянутую руку, еще раз махнул рукой компании через дорогу и, хлопнув друга по плечу, быстрым шагом направился домой.

Сидеть в кафе и говорить ни о чем сейчас как-то не очень хотелось, тем более что в той компании я некоторых недолюбливал. Клуб — это уже другое дело, там можно классно провести время и высвободить энергию. Если повезет, то может даже с кем-нибудь и познакомиться. В компании у нас было много красивых девушек, которые мне нравились, но в основном они были девушками моих друзей, а отбивать у них подруг было не в моих принципах, не смотря на то, что себя считал если не красавцем, то вполне симпатичным парнем, который умеет красиво и интересно говорить и веселить публику. Как бы там ни было, перешагнуть через границу, которую сам же себе установил, было нелегко, не смотря на то, что порой очень даже хотелось.

До дома я дошел неспеша, наслаждаясь погодой. Поднялся по ступенькам на второй этаж и, уже собравшись открыть дверь в квартиру, замер на мгновение. Там играла музыка, гремела посуда и были слышны незнакомые голоса.

«Кто это к нам приперся — без энтузиазма подумал я, глубоко вздохнув и покачав головой — вот гостей только и не хватало».

Все дело было в том, что всех родительских друзей я, мягко говоря, не любил. Люди были неплохие, но большинство из них меня откровенно раздражало своим любопытством — что и как у меня в жизни… впрочем, оно было понятно — все-таки как друзьям семьи им было не все равно, но это для меня ничего не меняло.

Я зашел в квартиру и тут же почувствовал запах ароматного жареного мяса, тянувшегося из кухни, где кто-то хлопотал. Необычный визит. Как правило, гости приходят позже, да и не говорил, вроде, никто о визите. Я наскоро разделся, кинул в угол обувь и немного нерешительно прошел в зал, испытав обычное для себя легкое смущение. Потом, конечно, я совершенно спокойно общаюсь с кем угодно, но первые минуты для меня словно выход на эшафот. Посредине зала стоял накрытый стол с чистыми тарелками и стаканами, несколько простеньких салатиков и бутылок с соком и вином.

Первым меня увидел высокий человек средних лет в очках, с аккуратной бородкой и поблескивающей в волосах сединой, на вид он немного походил на ученого.

— А вот и Дима пришел — мужчина подошел ко мне и с радушной улыбкой потянул мне руку, которую я немного растерянно пожал — как вырос, смотри!

— Здрасте… — лишь смог в ответ протянуть я, пытаясь понять — кто же все-таки передо мной стоит — ясно было одно — это не один из тех друзей и знакомых, которые к нам заходят.

Выйти из неловкого положения помог подошедший отец, заметивший мое замешательство.

— Дим, ты помнишь Чернышевых, ты маленький совсем был, когда они уехали. В альбоме у тебя фотки есть, даже когда мы все вместе на море ездили. Ты еще с Беллой дружил хорошо, все за ней бегал.

И тут меня вдруг накрыло цунами воспоминаний. Ну конечно! Я все отлично помню! Вспомнилось детство… мне было лет восемь или девять, вспомнил имя человека в очках — Андрей. Главное — вспомнил Беллу. Года на два младше меня, прелестная маленькая девчушка с длинными черными как смоль волосами, которые ей все время заплетали в причудливые хвостики. Мне она очень нравилась уже тогда и действительно — за ней я, можно сказать, бегал. Однако потом ее родители переехали в Прибалтику, откуда мать Изабеллы была родом, и вот только сейчас, спустя одиннадцать лет, они приехали обратно. В груди застучало так, что я испугался, что этот стук услышат все вокруг. Я старался делать вид, что мне было если не совсем уж все равно, то и великим событием это для меня тоже не является, хотя, наверное, все это было глупо, потому что щеки, вероятно, уже были залиты ярким румянцем.

— А Белла тоже приехала с вами? — спросил я, придавая голосу как можно больше пофигизма, мол, спрашиваю так, для проформы.

— Ну а как же мы без нее? — с искренним удивлением спросил Андрей — все-таки провела здесь свое детство. Поначалу упиралась немного, не очень хотела ехать, говорила «что я там забыла», а потом вроде бы ностальгия взяла верх.

— Иди, поздоровайся хоть — добавил отец — она на балкон пошла, воздухом подышать.

Я нерешительно, буквально на ватных ногах и с дико стучащим сердцем направился к балкону, только сейчас заметив сквозь белые шторы изящный силуэт. Что же меня так пугало и волновало — я сам не знал. Я не отличался повышенной робостью перед прекрасным полом — бывало, конечно, и такое, что волновался, ведь это так почти у всех, но ведь Изабеллу я даже не видел еще, кто знает — что из нее выросло? Хотя, может быть, этого как раз и боялся — боялся разочароваться. Сколько лет я держал в воспоминаниях образ девочки,
которая мне так нравилась. Можно сказать первая любовь… Детская и не совсем настоящая, но разве это было важно? Теперь же, открыв эту дверь и шагнув на балкон, все мои воспоминания развеятся и будут заменены новой реальностью, возможно, не такой очаровательной, какую я хранил в голове так долго.

Дверь с привычным легким скрипом открылась и я, уже ни о чем больше не думая, вышел на свежий воздух. Спиной ко мне, оперевшись на парапет и слегка пританцовывая, стояла она. Высокая, ростом, наверное, метр семьдесят, удивительно стройная девушка, с длиннющими черными волосами с вплетенной в них ленточкой, которая образовала маленький конский хвостик. Одетая в легонький топик с совершенно открытой спиной, который держался на тонких бретельках, завязывающихся за спиной и шеей, коротенькую джинсовую юбчонку, не скрывавшую удивительных длинных ног, обутых в открытые босоножки на каблучке с веревочками, которые переплетались почти до самого колена. Солнце ласково играло на ее чистой загорелой коже, которая, казалось, была натерта маслом. Кожа, к которой так хотелось припасть губами и провести ладонями, чувствуя нежность и упругость прекрасного тела.

Из-за того, что в ушах девушки были наушники, она никак не отреагировала на мое появление, полностью увлеченная музыкой, пританцовывая и тихонечко подпевая. Я не хотел перекрикивать ее музыку и потому, уже ни секунды не сомневаясь, просто подошел к парапету и, облокотившись боком, уставился на нее. Наши взоры встретились, и я увидел невероятно прелестное ангельское личико, по бокам которого спускались два завивающихся локона. Хотя Белла определенно выросла, она все еще хранила в чертах лица нечто такое детское, кукольное — высокий лобик, большие красивые зеленые глаза, тоненькие изогнутые стрелочки бровей, изящный, почти детский носик и полные чувственные губы, которые притягивали словно магнит. Это была она — девушка, о которой я так часто вспоминал, тот самый ангелок, но теперь уже со взглядом чертенка. А затем она улыбнулась, точно так же, как и в детстве

— Дим! — на ее лице отразилась неподдельная радость.

— Привет! — вырвалось из моей груди, немного более восторженно, чем я хотел — эмоции давали о себе знать — Белла, это ты?

— А что, не узнаешь? — игриво промурлыкала она, быстро прокрутилась вокруг, демонстрируя свое превосходное тело, которое я жадно поедал глазами.

— Да… я просто не могу поверить. Думал, что всегда будешь как в детстве — такая маленькая и озорная. А тут прям в один миг превратилась в модель.

— Ну, ты тоже не остался ребенком — она пожала плечиками — по крайней мере тело выросло, а что у тебя в голове — об этом мы еще узнаем.

Я весело засмеялся. Говорила она с легким акцентом, что добавляло ее мелодичному голоску шарма. То, что она сказала, было сказано совершенно серьезным тоном, но от этого шутка была еще смешнее… впрочем, шутила ли она или нет — было не столь важно. Первый шаг сделан, обстановка разрядилась. По крайней мере, для меня. Мне хотелось просто заключить ее в объятия, даже впиться в ее губы поцелуем, но почему-то казалось, что момент для этого уже упущен — это надо было делать сразу же, и я, сожалея, вздохнул.

— Ну вот, с головой у меня, вроде, слава Богу. Сдал сессию на «отлично» и теперь буду немного отдыхать перед новыми боями.

— Молодец какой! Я тебя поздравляю!

— Ну, а ты? Что у тебя в жизни? — с интересом спросил я, а затем засмеялся — Боже мой, столько всего хотелось бы узнать, это же сколько всего изменилось.

— Изменилось — только и пожала плечиками, подтвердила девушка — чем занимаюсь? Я после школы пошла учиться дальше на юридический факультет, но поняла, что не мое и быстро бросила это, а потом через моего знакомого познакомилась с фотографом одним, и теперь я, можно сказать, и вправду начинающая модель. Пока так, а дальше видно будет. Возможно, потом все же возьмусь за ум и пойду учиться на кого нибудь еще.

— Ого, впервые общаюсь с живой моделью, прямо слышу, как ангелы поют Аллилуйю! Для меня это честь, позвольте поцеловать вашу ручку, мадемуазель! — я склонился в галантном поклоне.

— Сударь, вы меня смущаете — кокетливо улыбнувшись, девушка протянула мне ручку.

Я бережно взял ее ручку, словно это был карточный домик — одно неосторожное дыхание и он развалится, и нежно, только слегка коснувшись ее кожи губами, поцеловал.

— М-м-м — сладостно протянула Изабелла — вы просто рыцарь! А теперь ножку — томно посмотрев на меня, сказала девушка тем же игривым тоном.

Прекрасно поняв, что это была шутка, я все же сам не понимая зачем, опустился на колени, успев прочитать на ее очаровательном личике удивление. Что подтолкнуло меня на этот странный поступок — не знаю. Едва успокоившееся сердце вновь начало свой безумный марофон в груди. Хотя, наверное, все было просто — перед такой девушкой любой бы счел за честь преклонить колени. Со всем этим возбуждением я совсем забыл, что мы находимся на балконе, и если кто посмотрит в окно, то вполне отчетливо сможет разглядеть наши фигуры. Понял я это лишь тогда, когда услышал зовущий нас голос из зала, а затем скрип открывающейся двери. Я не видел себя со стороны, но, думаю, что той скорости, с которой я вскочил с колен на ноги, позавидовал бы не один спортсмен.

— Мы уже садимся за стол. Давайте ребята, мыть руки и за стол — сообщила мама — кстати, Дим, как экзамены сдал?

— На… на «отлично» — щеки пылали, а голос слегка подрагивал, очень надеялся, что никто не видел моего падения к ногам девушки.

— Вот, как раз отметим! Давайте, мы вас только ждем.

— Мы уже — за нас обоих ответила Белла, которая отвернувшись от двери и закрыв ладонями рот, сдерживала рвущийся наружу смех.

— Мы все, уже идем — нерешительно подтвердил я.

Мама скрылась за дверью.

— Ну ты дурак! — протянула девушка, когда немного справилась со смехом — представляю, что подумали твои: не виделись десять лет, только встретились — и ты уже на коленях. Мозгов точно не прибавилось.

— Да ну тебя — как можно более обиженно сказал я, хотя мне тоже было очень смешно.

— Пошли? — Белла широко улыбнулась мне через плечо, обнажая белые ровные зубки, и растворилась в недрах зала.

Да, Белла изменилась. На смену детской невинности пришла хищница, пантера… Я отчетливо видел это в ее взгляде. Какое-то время я постоял один, чувствуя легкий стыд и нерешительность, а затем шагнул следом. К моей радости никто даже не подал вида, и люди уже были вовлечены в какие-то разговоры и воспоминания о прошлом. Я сел напротив Изабеллы — у нас, как и у взрослых, было, что вспомнить вместе.

Сидели мы довольно долго. После обеда, который длился совсем недолго, потому, что и приготовлений было не много — гости никого заранее, как я понял, не предупреждали, сделали сюрприз. Так что на столе особо ничего такого и не было. Гости, правда, молодцы — принесли с собой два кулька угощений: специально заказали в ресторанчике шашлык, который я уплетал за обе щеки, колбас, сыров, вина грузинского, конфеты и торт. Знали, что встречать нечем, вот сами и постарались, что я могу сказать — снимаю шляпу.

Хоть еды было немного, и съели все буквально за полчаса, просидели в дружной компании больше двух часов, слушая других и рассказывая сами. Всем было что сказать. Правда разговоры родителей я не очень-то и слушал, был полностью поглощен своими собственными воспоминаниями. Изабелла на удивление помнила все практически в деталях. Впрочем, может и не сказать что все, но она мне напомнила многое из того, что сам я уже давно забыл, хотя всегда считал, что у меня отменная память и часто удивлял друзей, когда буквально в мельчайших деталях напоминал им о том или ином случае.

Встав из-за стола, мы с Беллой решили посидеть у меня в комнате — много смеялись за просмотром старых альбомов, а затем решили посмотреть какое-нибудь кино — я хотел еще раз посмотреть «Crush», но Белла настояла на чем-то более веселом и потому, …
как истинный джентльмен, которым, впрочем, не всегда являлся, пошел навстречу девушке, и наш вечер прошел под старые, но все еще смешные шутки Луи Де Фюнеса, одного из моих самых любимых актеров. Время в чудесной компании пронеслось так быстро, что я не заметил, как на город спустился вечер, расчищая путь ночи, которая уже готова была вступить в свои права, а в окнах соседних домов один за другим начали включаться лампочки.
О том, что вечером у нас намечается гулянка, напомнил звонок на сотовый.

— Да, привет! — быстро ответил, прервав весело играющую мелодию.

— В общем, давай, собирайся там, мы за тобой приедем минут через двадцать.

Я глянул на часы — стрелки показывали полдевятого. Я вышел из комнаты и продолжил разговор в коридоре.

— Слушай, тут вот дело какое — у меня гости

— Ну, блин, началось!

— Нет, нет, я поехать с вами хочу… просто у тебя в машине место еще будет?

— Че, подружку нашел? — лукаво спросил голос на другом конце линии. Я не видел лица, но точно знал, что друг улыбается во весь рот — у него была такая привычка, глупо ухмыляться, когда дело касалось чьей-то личной жизни.

— Ну типа того, я тебе потом расскажу.

— Нахрен мне твои рассказы, ты мне ее лучше покажи.

— Если поедет — покажу.

— Лады, через двадцать я у тя. — связь оборвалась.

Я вошел обратно в комнату и сел на диван возле Беллы.

— Вот что — начал я решительно, очень надеясь, что она не откажет — поехали с нами в клуб?

— С кем это «с нами»? — Изабелла не отрывала взгляда от действий на экране, где, по ходу дела, уже приближалась развязка.

— Ну, со мной и моими друзьями хорошими. Просто мы договорились пойти погулять вечером, и я сказал, что тоже буду, а теперь не хочу от слов отказываться, но и тебя одну оставлять не хочу.

— Поздно уже, как я потом добираться буду до дома?

— Так мы на машине, довезем. Ты не бойся, ребята у нас хорошие, так что целая свита телохранителей тебе будет обеспечена — я игриво отдал девушке честь.

Думала она совсем недолго, еще полминуты посмотрела в экран, ничего не говоря, а затем как-то по-детски улыбнулась, пожав одним плечиком. У меня словно озарилась душа! Не мог дождаться того момента, когда представлю ее друзьям, правда, увы, не в качестве своей девушки.

— Супер! Нормально повеселимся — я не смог сдержать улыбку.

— Посмотрим, как вы тут отдыхаете.

Остаток фильма мы досмотрели молча, только смеясь шуткам, хотя я кино уже почти не смотрел, скорее на автопилоте реагировал на происходящее, пока мозг был занят другими мыслями.

— Так вы, я так понял, на лето сюда приехали? — спросил я, вытаскивая диск из проигрывателя, после того как фильм, наконец, закончился.

— Это как получится. У папы тут дела есть, бизнес и все такое, вот и нас с собой привез. Если уложится быстро, то побудем тут до конца лета и поедем обратно.

— А как же твоя работа?

— Это трудно работой назвать. Так… подрабатываю, наработаться успею.

— А вот это здравая мысль, буду рад показать тебе город, тут многое изменилось за десять лет.

— Покажешь, а то мне и в правду скучно будет. Я вначале ехать не очень хотела, а потом подумала — почему бы нет.

— А живете где?

— Папин друг какой-то снял для нас квартирку недалеко тут, так что как и раньше — живем по соседству.

Я добродушно улыбнулся.

— Пойду, скажу родителям, что с тобой поеду — девушка вышла из комнаты.

Я прислушался. То, что родители не захотят ее отпускать на ночь глядя, даже со мной, было понятно… Молодая красивая девушка в непонятной компании — любой нормальный родитель не захочет пускать. Однако, вопреки моим ожиданиям, криков и нотаций не было. Спустя несколько минут, девушка зашла в комнату и с победоносной улыбкой крутила на тоненьком пальчике колечко с ключиком.

— Разрешение дали! — торжественно объявила она — но сказали, что не дай Бог что — и с тебя снимут скальп.

— Да я сам себе скальп сниму.

— Гадость какая — Белла демонстративно поморщила носик.

Удивительно — мы десять лет не виделись, а общение становилось такое легкое, будто и не было разлуки. Из мыслей меня снова выбил звонок. От неожиданности я даже слегка вздрогнул.

— Выходи — разговор по сотовому оказался коротким.

Быстро переодев рубашку, накинув на плечи красивую белую, с красными вьющимися узорами, мы вышли из квартиры, предварительно пообещав, что верну девушку в целости и сохранности, и не под утро, а часа в два ночи.
На улице было приятно, даже немного душновато, так как ветерок немного утихомирился и больше не дул, поэтому легкая курточка, которую Изабелла взяла с собой, так и не пригодилась. Прямо напротив входной двери нас уже ждала красная тойота с двумя парнями внутри. Я открыл девушке дверь, пропуская ее вперед.

— Слава, Паша, познакомьтесь — это Изабелла — представил девушку — Изабелла, это мои лучшие друзья — Слава и Паша.

— Очень приятно! — сидевший за рулем Слава перегнулся через сидение, протягивая руку — у тебя необычное имя, Изабелла.

— Белла.

— Как будет угодно — аккуратно пожав ручку девушки, он вернулся на место.

Паша лишь улыбнулся, ограничившись простым «Привет».

По дороге в клуб, которая заняла минут пятнадцать, в основном между собой общались Слава с Беллой. Они на удивление быстро нашли общий язык, и теперь охотно рассказывали друг другу о своих интересах и пристрастиях. Я несколько раз пытался было вставить свои пять копеек, но каждый раз меня быстро вытесняли из разговора. Стало как-то немного обидно и я, стараясь их не слушать, повернулся к окну и принялся внимательно разглядывать улицу, словно надеясь что-то там узреть. Это занятие меня вогнало в хандру и, чтобы хоть как-то отвлечься от нехороших мыслей, принялся перекидываться бессмысленными фразами с Пашей, о котором тоже, судя по всему, забыли. Однако он оказался собеседником не лучше, подпевать играющей в магнитоле «Арии» ему было куда интереснее.

Сволочи! Тоже мне — друзья! Впрочем, чего еще ожидать, я сам прекрасно знаю кто из них какой. Паша — он то, что я называю фанат. В его случае фанатизм относится к музыке и, как правило, тяжелой — Ария, Iron Maiden, In Flames, Children Of Bodom ну и все остальное что гремит и рычит. Парень он хороший, но в отношениях с противоположным полом слабоват… Слишком уж прямолинейный и в основном общается на те темы, которые девушек интересуют меньше всего, поэтому он, в итоге, не слишком уж разговорчивый. Слава вот наоборот — любитель поговорить и пофлиртовать с девушкой, особенно с хорошенькой, и как ни странно, умеет это делать. Не смотря на то, что его обожают все девчонки нашей компании, уличить его в грехе отбивания девушки у друга пока никому не удавалось, но парни все же к нему относятся с легкой опаской.

— А вы давно знакомы с Димой? — вопрос Славика привлек мое внимание.

— Мы… — Белла задумалась и, повернувшись ко мне, спросила — Дим, сколько мы знакомы уже?

— Те одиннадцать лет разлуки считаем или нет? — вопросом на вопрос ответил я, стараясь, чтоб голос прозвучал как можно более прохладно.

— Да, считаем — если девушка и заметила мое не очень хорошее настроение, то виду никакого не подала.

— Лет четырнадцать тогда.

— Вот — повернулась к Славику Белла — четырнадцать лет, правда из них мы общались только три, потом мы переехали, и сегодня только вернулась обратно.

— Да уж — присвистнул юноша — ну и как у вас отношения после всех этих лет?

Девушка посмотрела на меня, и мы улыбнулись друг другу.

— Хорошие — ответила она.

Мы подъехали к «Экстазу» в начале десятого. У входа нас уже ждала небольшая компания — три парня и две девушки. После короткого приветствия мы все прошли внутрь. Достаточно большой зал, в котором стояли столики, а по стенам развешаны плоские экраны, показывающие попсовые клипы, был почти пуст — веселье тут начиналось ближе к одиннадцати….
В уголке находилось несколько удобных диванчиков, располагавшихся буквой «П», в середине которой стоял стол, вокруг которого наша компания и села. Есть никому не хотелось, и потому все решили заказать только алкогольные напитки — кто заказал коктейль, а кто что и покрепче. Общение шло на ура, я принял в себя несколько рюмок водки, и это помогло мне развеселиться и чувствовать себя в компании куда более расслабленным. Я, признаться, пить не люблю, но если уж пить, то пить то, что дает наибольший эффект. Пока музыка играла не так громко, то можно было даже поговорить, и большинство из нас склонялось к тому, чтобы поехать завтра на озеро и пожарить шашлычки.

Зал потихоньку заполнялся, и вскоре свободных мест почти не осталось, тогда начал свою работу ди-джей. Загремела танцевальная музыка, а ведущий пригласил всех желающих на не очень большую танцплощадку выплеснуть энергию. На отзыв быстро откликнулось немало желающих и на небольшой площадке вмиг стало тесно. Лена и Вика — девушки из нашей компании — так же решили разогнать под музыку кровь, и в сопровождении своих парней, Макса и Виталика, отправились к толпе танцующих.

— Ну что, пойдем?! — крикнула мне в ухо Изабелла, перекрикивая грохот музыки, хитро прищурилась и, не дождавшись ответа, подскочила с места, кинувшись прямо в сердце толпы.

— Классная девчонка! — поспешил выразить свое мнение Слава.

Я кивнул.

— Вы уже с ней… того самого?

— Нет! — я даже удивился такому прямому вопросу.

— Вы с ней, я так понимаю, не пара.

— Мы хорошие друзья, но… — я хотел продолжить, сказать, что все еще впереди, но меня уже не слушали.

— Извини-ка — Славик одним залпом прикончил стакан водки и, встав с места, пошел ко всем остальным на площадку.

Вот тебе и на! Появился соперник. Ведь он не просто так спрашивал о наших отношениях и, поняв, что пока путь открыт, кинулся в бой. Сильный приступ ревности накрыл меня всего, до самых кончиков пальцев. Странно конечно, можно подумать, что она моя жена. Она молода, красива и полна сексуальной энергии, которую можно почувствовать даже на расстоянии, ну а Слава… он мой друг, но тоже свободен, и тоже со своими понятиями о чести, потому ничего не могу сказать против. Но отчего же так неприятно тогда?

Какое-то время, я просто сидел на диване и наблюдал за толпой веселящихся, старался разглядеть Ее. Когда люди, натанцевавшись, начали понемногу расходиться, я увидел мою любимую во всей красе. Как она двигалась! Это было изящество антилопы, грация пантеры и гибкость змеи, смешанные в одном хрупком теле. Казалось, она совершенно никого не видит и не чувствует вокруг себя, словно в каком-то трансе, эротично изгибаясь и касаясь своего тела. К ней моментами пристраивались разные парни, не лапали, конечно, но, находясь в непосредственной близости, слегка, как бы случайно, касались ее ног и открытой спинки. Она была не против, мне казалось, ей это даже нравится. А вот и Славик решился. Парень осторожно прислонился сзади и приобнял девушку за талию. Я был уверен, что в этот момент она если не залепит ему пощечину, то хотя бы мягко отстранится, но она лишь весело засмеялась.

Я сам не заметил, как одна ладонь до боли сжалась в кулак. Возможно, что если бы не ревность, которая в этот момент просто переполняла меня, я бы не решился, но как бы там ни было, я встал с места и ровным, целеустремленным шагом направился прямо к Изабелле. Она увидела меня, когда я был уже совсем рядом. Улыбнувшись очаровательнейшей улыбкой, высвободилась из объятий Славы и поманила меня пальчиком. Я не думаю, что девушка ожидала от меня того страстного поцелуя, каким я ее одарил, буквально впившись в ее сладкие губы, при этом прижав к себе руками. В первое мгновение, скорее от неожиданности и удивления, она напряглась и будто бы хотела вырваться, но затем я почувствовал, как ее тело полностью расслабилось, и она ответила на мой жадный поцелуй не меньшей страстью, словно старалась высосать из моего рта язык, обвив мою шею тонкими руками. Я услышал совсем рядом свист и смех, понял, что мы привлекли внимание публики, но мне откровенно было плевать на это, скорее нас это только раззадорило и мы совсем бесстыдно принялись шарить языками друг у друга во ртах. Ее близость, ласка и нежность тела сводили меня с ума… целоваться девочка умела очень даже хорошо.

Наконец-то мы прервали поцелуй и улыбнулись друг другу, но совсем не как влюбленные, которые наконец-то признались друг другу в любви, а как очень близкие друзья, которые втайне от всех сделали какую-то шалость. Белла закусила нижнюю губку, так же, как любила делать это в детстве и, сказав одними губами «я скоро буду», развернулась и вышла из толпы, направившись в уборную.

Оставшись один, я почувствовал на себе десятки взглядов, и мне стало немного неловко, хотя взгляды были веселые и одобрительные. Единственный взгляд, который я не понял, был Славика… Что он чувствовал? Зависть? Ревность? Злобу? Какая разница! Это моя девушка!

Я вдруг почувствовал, что меня всего словно окунули в горящий котел, стало душно и закружилась голова. Выйдя на улицу и почувствовав хоть немного свежести, мне будто вытянули пробку из легких, и я сделал несколько глубоких вдохов и выдохов. Из открывшейся двери вышли два закуривающих парня, смеясь на ходу.

— Ну ты, парень, молоток! — хохотнул один из них, посмотрев прямо на меня — порнушку такую устроил.

— Ради вас и старался — пошутил я.

— Можем столик одолжить тебе свой — добавил второй — можешь натянуть ту цыпочку прямо на нем.

Я ничего не ответил, лишь покачав головой. Что с них взять, с дураков. Они решили не цепляться и скрылись за углом, я был очень благодарен им за это. А через еще минуту ко мне вышел Слава. Он ничего не сказал, лишь закурил сигарету и смотрел на небо, словно старался пересчитать звезды. Воцарилась какая-то сдавливающая тишина, некая тяжесть в воздухе. «Уж лучше бы начал наезжать» подумалось мне… хотя за что?

— Здорово ты! — наконец сказал он — нет, правда! Я бы, наверное, не смог бы так сходу.

— Ну да, потому что ты не был с человеком знаком почти что с горшка.

Он по-доброму улыбнулся.

— Что ж, теперь давай, дожимай ее, а то получится как-то странно — посмеялся он, гася окурок об урну — не упускай, а то гляди и другие найдутся.

Вернулись в клуб мы вместе. Изабелла уже сидела за нашим столиком и пила через трубочку какой-то коктейль. Увидев меня, она улыбнулась и подмигнула. Сидели мы там еще не долго, решив, что надо бы пораньше лечь спать, если хотим поехать на природу. Я не слишком хотел, но когда Белла охотно согласилась на предложение Славы присоединиться к ним, я понял, что не могу не поехать. С Беллой мы почти не говорили больше, лишь заговорщически переглядывались и украдкой друг другу улыбались.

Через полчаса люди начали расходиться, так что мы тоже не видели смысла оставаться до закрытия клуба. Слава, как и обещал, подбросил девушку домой.

— Слав, я девушку провожу домой, так что езжай, не жди меня — в предвкушении приятного конца вечера сказал я.

— Высади нас тогда, пожалуйста, у парка, вот тут — быстро сказала Изабелла — хочу в таком случае прогуляться с кавалером по парку.

— Значит, вы едете завтра с нами на природу, да? — спросил водитель, совсем не придав значения игривым словам девушки, останавливая машину у обочины.

— Ну конечно, Славочка, я же обещала — она нежно коснулась его плеча, что вызвало во мне легкий укол ревности, и вышла из машины. Я поспешил за ней, мимоходом попрощавшись с друзьями.

Мы молча, неспеша прогуливались по парку. Вокруг было тихо и одиноко, а дорожка освещалась лишь тусклым светом фонарей. Казалось, что весь мир, боясь спугнуть момент, затаил дыхание и наблюдает только за этим небольшим пяточком парка. Изабелла опустилась на полуосвещенную скамеечку и закинула ногу на ногу. Я поспешил сесть рядом.

— Хорошая погодка — сказал я, просто ради того, чтобы …
начать беседу.

— Разве она так уж сильно тебя волнует? — с усмешкой посмотрев на меня, хмыкнула девушка.

— Нет, не очень.

— А что волнует? — она прекрасно знала, что я отвечу, однако на ее лице было изображено любопытство.

— Ты… — честно ответил я без доли сомнения, ходить вокруг да около не было смысла.

— Я? — театрально удивилась она, развернувшись ко мне и положив локоть на спинку скамеечки.

Я протянул к ней руку и нежно провел по ее бархатной щечке тыльной стороной ладони, не отрываясь, смотря в ей в глаза.

— Ты меня вовсе не знаешь — с легкой печалью в голосе сказала Белла.

— Я тебя очень хорошо знаю!

— Нет, — она покачала головой — ты знал маленькую девочку, которая была, как и ты — озорная и наивная. Ее больше нет. Я изменилась, много поняла о жизни.

— Прошу тебя, не говори так — голос сорвался на стон и прозвучал как мольба, а пальцы руки утонули в густых, черных как ночь, волосах — Я столько лет думал о тебе, представлял нашу встречу.

— Ну и как? Похоже на то, что представлял?

— Лучше даже! И ты лучше, чем я мог представить даже. Что ты хочешь? Я все сделаю.

Она весело засмеялась, качая головой.

— Не говори так никогда, если не готов действительно на все, иначе выставишь себя дураком.

Я, совершенно не думая о том, что могу запачкать штаны, опустился перед девушкой на колени, нежно обняв ее ноги.

— О-о-о — она вытянула губы трубочкой — продолжение сценки на балконе?

— Да, сударыня, я, кажется, собирался поцеловать вам ноги — в голове было все намешано, и я уже почти ничего не соображал, но почему-то мне казалось, что все я делаю правильно, что так и должно быть и никак по-другому.

— Тот поцелуй… на танцплощадке, был бесплатным, пусть будет тебе подарком в честь нашей встречи, но отныне, если хочешь что-либо получить, тебе придется платить — ее голос прозвучал твердо и бескомпромиссно, а в глазах словно заблестели огоньки.

— Заплатить? — не понял я, стараясь сообразить — чем же она хочет взять плату.

— Не волнуйся, не деньгами — поняв мое недоумение, сказала она — плата будет, скажем… болью.

Я открыл рот от удивления, в то время как Изабелла, воспользовавшись моим полным вниманием, продолжила:

— Ты сказал, что готов на все, вот я и хочу понять — как сильно ты действительно меня хочешь.

— Если ты хочешь сделать больно, то это твое право, от слов я не отказываюсь — в эти моменты мозги мои просто-напросто отключились, и стоя перед этим прелестным ангельским созданием на коленях, я действительно был готов на многое… особенно если учесть тот факт, что в моих штанах с бешеной скоростью рос бугор и становилось тесно.

— Знаешь, что я поняла о жизни? Что от нее надо брать всего по-максимуму, стараясь не растрачивать себя по пустякам. Я не умею делать что-либо наполовину, если я что-то беру, то я возьму все до капли, понимаешь меня? До капли — ее голос становился громче и в нем мелькали нотки агрессии — Если ты предлагаешь мне себя, и разрешаешь делать все, что я захочу, то будь уверен — я не остановлюсь, меня заносит, и меняться я не буду. Как только тебе что-либо не понравится — я просто укажу тебе на дверь, и больше ты меня не увидишь. Так что подумай хорошенько, нужно ли это тебе? Хочешь ты рисковать нашей дружбой? Потому что обратно ты меня уже не получишь такой, какая я была. Я просто хочу, чтобы ты знал, какая я — она пожала плечами — знаю, что это не то, что ты ожидал услышать от меня, но это так. Если ты решишь, что риск того не стоит, то мы сейчас же встанем и, как добрые друзья, пойдем отсюда, ты проводишь меня до дому, и больше никогда не будешь напоминать мне о нашем разговоре, ровно как и выражать свои чувства ко мне, разве что дружеские.

— А если захочу рискнуть? — слова приходилось буквально выдавливать из пересохшего горла.

— А если захочешь все же поиграть, то должен быть готов к тому, что я могу сделать очень больно, такое было уже и не раз — она замолчала, будто вспоминая что-то конкретное, а затем продолжила — и если ты решишь, что не сможешь быть со мной, такой нехорошей, то боюсь, вернуться к дружбе тоже не получится. Прям игра ва-банк — она хихикнула своей шутке — хотя, кто его знает, возможно, это все тебе даже понравится. Заметь, на колени ты встал добровольно.

— Я хочу быть с тобой — почти сразу же ответил я, хотя сам чувствовал, что слепо бросаюсь в огонь.

— Так значит, ты хотел, вроде, ножку мне поцеловать? — голос девушки словно подменили, и теперь она говорила властно и надменно.

— Да… — выдохнул я, все больше и больше окунаясь в эту пока еще странную для себя игру.

Я, конечно, слышал и даже видел моментами в кино, как парни добровольно давали девушкам издеваться над собой и причинять боль, но я не был большим фанатом этой темы, потому особо не интересовался. Мои мысли унесли меня куда-то в страну мечтаний, и я не успел среагировать вовремя на взмах раскрытой ладони. Впрочем, все было так быстро, что вряд ли смог бы помешать девушке нанести удар, даже если бы вовремя спохватился бы. Мою щеку обожгла сильная боль от звонкой, прозвучавшей, казалось, на весь парк, пощечины и голова мотнулась в сторону. Я потерял равновесие и упал на задницу, прижав ладонь к быстро краснеющему лицу.

— Ты что?! — воскликнул я, широко раскрытыми глазами смотря на Бэллу, которую эта ситуация, похоже, лишь позабавила, потому что она явно сдерживала смех.

— Тебе что-то не нравится? — резко спросила она, подавшись вперед, собираясь уже встать со скамеечки.

— Нет-нет! — быстро опомнился я, принимая исходную позицию на коленях у ее ног.

— Хороший мальчик, все ты быстро понимаешь — девушка самодовольно улыбнулась.

Да, невинная крошка превратилась в хищницу, пантеру

— Что ж, можешь поцеловать коленку.

Я страстно схватился за ее ногу и припал к ее коленке губами, словно умирающий от жажды к источнику воды, покрывая поцелуями не только коленку, но и вокруг нее.

— Но-но! Я сказала ПОЦЕЛОВАТЬ КОЛЕНКУ, а не излизать мне всю ногу — она небрежно пнула меня носочком сандальки в грудь, и я быстро убрал руки — понравилось мальчику?

— Да! Безумно!

— За лишние поцелуи придется заплатить — констатировала факт Белла.

Я выпрямился и приготовился к новым пощечинам, однако следующий удар был нанесен ножкой прямо в мой выпирающий из штанин бугор. Я снова пропустил удар — второй раз меня застали врасплох. Девушка не жалела сил и била более чем умело, потому, схватившись за болящий орган, я повалился на бок. Сказать по правде меня в пах ногами раньше никто не бил, и я даже не представлял, что при правильно нанесенном ударе может быть так больно.

— Ай! — Изабелла прислонила пальчики к ротику, изображая невинное удивление — что, так больно сделала? Прости меня, пожалуйста. Дай сделаю приятно.

Присев возле меня на корточки, она коленками раздвинула мои согнутые ноги и, положив ручку на бугор, слегка поглаживала его. О Боже! Это было нечто. Нет, конечно, я мало что чувствовал из-за материи штанов, но само действие меня безумно возбудило, и боль быстро вытеснялась пришедшим ей на смену удовольствием. Она смотрела мне прямо в глаза, и я не мог отвести взгляда от зеленых глаз этой бестии. Тут меня передернуло и скрутило всего от новой вспышки боли в паху. Девушка просто-напросто обрушила на мой болящий орган свою коленку, ту самую, которую я так страстно целовал.

Она же мне все яйца отобьет!

Мой стон смешался с ее хихиканьем в странной симфонии боли и удовольствия.

— За все надо платить, милый.

Я корчился на травке, катаясь со стороны в сторону. Было больно и даже где-то обидно, что все — таки встреча прошла не совсем так, как хотелось бы. Однако, по какой-то причине, я не мог просто послать все к черту и закончить эту пока что странную и довольно болезненую для меня игру. Был страх, что девушка уйдет и на этом наша дружба закончится — в …

ее слова обещаний я верил, потому и терпел.

— Хорош валяться! — прикрикнула Белла, словно не замечая того, как мне было больно — встать на колени, а то еще несколько раз получишь.

Пересилив боль внизу живота, я все же поднялся на колени и, выпрямив спину, принялся глубоко вдыхать воздух, стараясь хоть как-то вернуть себе ровное дыхание.

— Что ты хочешь? — спросила она влоб.

— Я? — переспросил непонимающе

— Ты что, тормоз? То, что я от тебя хочу, если ты еще не заметил, я уже получаю. Вот чего бы ты хотел от меня?

— Поцелуя… — почти сразу же ответил я.

— Замечательно! — на ее лице появилось ликование, почти детский восторг — я рада, что ты выбрал это, потому что тебе придется за него очень дорого заплатить.

— Я готов — возбуждение было столь велико, что я не успел даже понять смысл ее слов, как губы сами за меня ответили.

— Чудно — девушка мило мне улыбнулась и наотмашь нанесла первый удар из очень длинной серии последующих.

Пощечины звенели раз за разом, отбрасывая мою голову из стороны в сторону, однако я стойко держался и терпел, вспоминая лишь манящие губы девушки, думая о том, что сейчас вновь смогу коснуться их своими губами. Когда Белла закончила хлестать мое лицо, я чувствовал, как щеки воспламенились.

— Ну что? Готов к награде? — хихикнула девушка.

— Да! Готов! — мне хотелось закричать от возбуждения и избытка чувств, но я сумел сдержать крик.

— Ну что ж, ты заслужил — нагнувшись, она приблизила ко мне личико и, повернув головку в сторону, подставила щечку, быстро заморгав глазами, пародируя девочек-принцесс.

— Но… — я был в растерянности.

— Что «но»? — сказала она с ноткой раздражения и усталости, словно каждую самую понятную мелочь нужно вбивать мне в голову как маленькому ребенку.

— Я же думал, что ты дашь себя поцеловать.

— Ну так целуй, кто не дает.

— Я просто хотел… — я замялся в нерешительности, чувствуя себя словно на педсовете перед отчитывающей меня учительницей.

— Хотел в губки, да?

— Да, хотел.

— Ну-у-у… — Изабелла задумчиво протянула — это подороже будет стоить, но если не хочешь, то и в щечку не получишь! — обижено надув губки, девушка выпрямилась.

— Нет, постой! Я хочу!

Быстрым движением руки она нанесла мне молниеносный удар ладошкой, пришедшийся прямо по уху. Удар был такой силы что, казалось, лопнет перепонка, а в глубине уха нудно загудело.

— Это тебе, тварь такая, вместо щечки! — как-то по-змеиному зашипела она, так, что мне стало страшно — Будешь тут выбирать — то хочу, то не хочу! Что дала, то и будешь целовать. Скажи спасибо, что землю жрать не заставляю. В общем, поцелуй ты свой упустил, будет тебе уроком.

— Прости меня, я правда-правда не хотел — я начал было подниматься на ноги, но ее ножка бесцеремонно откинула меня обратно на землю.

Не дав мне прийти в себя, девушка встала надо мной и грациозно, как в рэпперских клипах, опустилась мне на грудь попкой, прижав меня к земле.

— Все, вот так и буду сидеть! — объявила она с самодовольной улыбкой.

— Беллочка, солнышко, прошу — слезь с меня, я все понял — взмолился я, стараясь скинуть ее с себя.

— Пасть закрой и не рыпайся, а то врежу еще — изящная ручка взметнулась вверх.

— Все, я все понял.

— Похныкай давай как маленький!

— Котеночек, пожалуйста

— Да не умолять я тебе сказала, а хныкать, мразь такая! — она больно схватила меня за короткие светлые волосы и начала затылком бить о землю и дергать в разные стороны, словно поставила себе цель непременно открутить мне голову.

Не знаю от чего именно, от боли или обиды, я действительно принялся хныкать как маленький, совершенно забыл, что нахожусь хоть и в ночном, но все же общественном парке. Что же с ней стало? Как она могла превратиться в такую бестию?

— Ну вот, — мило улыбнулась девушка, пальчиком смахивая с моей щеки слезинку — так ты мне нравишься куда больше! Ну не плачь, маленький, возьми сосочку — она засунула мне в рот большой палец, который я принялся обсасывать.

Ее палец свободно гулял у меня во рту, оставляя какой-то солоноватый привкус, но я ни о чем больше не думал. Было стыдно признаться, но мне это нравилось. В частности то, что это не девушка, которую я встретил час назад в клубе, а девочка, которую, я думал, что знал с самого детства. (Порно рассказы) Оказалось, что о многом и не догадывался. В памяти вдруг всплыли воспоминания: вот я катаю ее на спине как лошадка, пока она подгоняет меня легкими ударами коленок в бока. Конечно, это была всего лишь игра и никакого внимания я и обратить на это не мог. Теперь же все было начистоту.

— Ну что, понял кто ты и где твое место?

— Понял — все еще в смятении ответил я, с трудом веря в звучание собственного слова.

— Открыть рот — голос ее был тихий и ровный, однако прозвучал, как молот о наковальню.

Я не смел ослушаться, и сразу же из ее рта вниз потянулась слюнка, которая точно приземлилась на мой язык. Мне стало немного неприятно, но я не смел это никак выражать. Она силой закрыла мне рот и приказала проглотить, что я поспешил сделать.

— Ну как тебе? Вкусно? — ехидно поинтересовалась она.

— Да

— Отлично! Привыкай к моему вкусу. Пока что я тебя жалею, но это только потому, что ты, урод, пока еще такой нежный весь. Но не волнуйся, я умею воспитывать таких, как ты. Будешь потом еще умолять, чтобы я тебя выпорола как положено, а после этого ноги вылизывать будешь!

Мои уши горели от услышанного, как она такое вообще могла даже предположить? Однако возбуждение в штанах указывало и на совсем другие чувства. Изабелла медленно поднялась с меня и, улыбнувшись сверху вниз, поставила мне на грудь одну ножку, и я тут же почувствовал остроту каблучка. Немного подождав, словно давая мне привыкнуть к новому чувству, она легко вскочила мне на грудь уже обеими ногами, балансируя всем телом, дабы не упасть. Привыкнув к этой неустойчивости, Белла начала слегка пританцовывать у меня на груди, постоянно перебрасывая центр тяжести то на одну, то на другую ногу. Я сдавленно вскрикнул, напрягая все до единой мышцы в теле. Казалось, что все мои внутренности были просто раздавлены грудной клеткой, а острые каблучки возможно даже проткнули кожу.

— Терпеть! — сдерживая свой жестокий смех, сказала она, извиваясь на мне как змея, стараясь не соскочить.

— Больно!

— Должно быть больно! — девушка слегка подалась назад, перенося вес тела на каблучки, заставляя меня превратиться в один сплошной болящий мускул.

— У-умоляю — выдавил из себя я.

— Ну что ты за слабак? Вроде на вид крепкий такой парень, а стонешь как девчонка.

Изабелла сошла с груди и прислонила подошву сандальки к моему лицу. Мне было не слишком приятно чувствовать грязную, пыльную подошву на щеке, но я стерпел — не для этого я так терпел боль, чтобы сейчас сдаться. Девушка деловито вытерла о мое лицо подошвы, как о половую тряпку, хотя смысла не было, ведь через несколько мгновений они станут точно такими же грязными. Затем, пнув меня несколько раз в бок, брезгливо поморщив прекрасный носик, сказала:

— Вставай, тряпка, на сегодня все, не мешало бы тебя еще хорошенько выпороть, но этим займемся позже, уж больно многому тебя учить придется, безмозглое ты животное.

Я встал с земли в некогда белой, а теперь запачканной пылью и грязью рубашке, потирая болящую грудь.

— Разрешаю проводить меня до дома — смешливо сказала она, а затем, хихикнув, добавила — песик.

Я был в состоянии зомби — я не мог что-либо сказать или возразить, я тупо слушал и слушался, и от этого мне было не по себе, было страшно. Я не верил, что со мной могло такое случиться. До ее дома, который был всего в пяти минутах пути, мы дошли молча. Девушка просто заткнула уши наушниками, демонстративно не обращая на меня ни малейшего внимания, словно меня и не было вообще. Ну а я был только рад этому, я был унижен, причем даже не сопротивлялся этому и потому сейчас чувствовал некий стыд.

— Ну все, чао! — махнула мне ручкой девушка у двери подъезда — теперь помни, что как только позвоню, ты должен будешь отбросить все дела и немедленно нестись ко мне, по любому моему капризу. За опоздание будешь получать добавок наказаний.

Хмыкнув и криво мне ухмыльнувшись, Белла скрылась за дверью, даже не дав себя обнять. Это было странное чувство, словно я был не старинный друг, а надоедливый ухажер, которому таким образом девушка показала, что не хочет с ним никаких контактов. Впрочем, может быть, так оно и было. Я уже пожалел обо всем этом, возможно было бы лучше остаться друзьями. Хотя кого я обманывал? Дружить бы я не смог, рано или поздно я бы приревновал ее к кому-нибудь, и мне было бы больно, или же снова попытался бы перевести отношения на уровень выше.

Весь погруженный в мысли, я сам не заметил, как быстро добрался до дома. Кинул одежду, которая еще несколько часов назад была чистая, в грязное белье, и улегся спать, по новой переживая свои необычные приключения и с благоговейным ужасом ожидая продолжения.

Автор: Волчонок (http://sexytales.org)

У нас также ищут:

смотреть инцест порно ролики азиатки, порно ебут пьяных смотреть онлайн, трахнул отчим онлайн видео, молоденькую ебут на улице, смотреть и читать инцест бесплатно, кушина трахнула наруто, Классная соска глубоко берет в рот толстый хуй, журнал инцест скачать, грабитель трахнул в попу, как сын. трахнул свою мать, бомж выебал красивую, трахнула ручку передач, кончил во внутрь смотреть порно, мать трахнула страпоном дочку, выебал свою тетку, я не страдала от инцеста, как доставить девушке оргазм за 5 минут, люблю трахаться с любовником, секс в душе инцест видео, пришел в гости к другу и трахнул его жену смотреть онлайн, вдвоем ебут зрелых мам, бесплатно инцест фильмы, выебал в кустах смотреть, это было на пляже инцест комикс, трахнем с приятелем любимую, Толстая жена дрочит пенис любимого мужа

гель для восстановления подвижности суставов органик
мази от варикоза для кормящих мам
мазь от варикоза и геморроя
Купить Дар Дракона гель от варикоза в Молодечне
бальзам гель скипар для суставов
Купить VenoMax Active средство от варикоза в Энгельсе
Купить Виатон гель для профилактики варикоза в Коврове
мази от варикоза для кормящих
Купить Ортэкс крем для суставов в Мытищах
цена на мази от варикоза